Rambler's Top100
 
Статьи
Антон САЛОВ  05 апреля 2022

Облачные тренды – 2022 и взгляд в будущее

Уход с российского рынка ряда западных компаний освобождает ниши для остающихся игроков. Дефицит оборудования стимулирует использование облаков, в том числе в ближнем зарубежье.

Прощание с мечтами об экспортном потенциале отрасли ЦОДов

События, разразившиеся в конце февраля нынешнего года, скорее всего приведут к тому, что планы довести долю РФ в мировом объеме оказания услуг по хранению и обработке данных к 2024 г. до 5% (зафиксированные в паспорте Федерального проекта «Информационная инфраструктура»), останутся нереализованными. Конечно, с самого начала было не слишком понятно, по какой причине зарубежный бизнес будет обращаться к услугам российских провайдеров, тогда как почти треть российского бизнеса выбирает облака глобальных гиперскейлеров. Не говоря уже о том, достаточно ли для зарубежной экспансии открытия второй локации в Европе (обычно в Германии), как сделали 2021 г. ключевые быстрорастущие российские провайдеры – VKCS, Sbercloud, Yandex.Cloud. Думаю, в сложившейся геополитической ситуации эти объекты придется заморозить или вообще закрыть. А вот выход в Казахстан напрямую или с партнерами может оказаться очень полезным, но не для экспорта, а для импорта мощностей. 

Тенденции рынка ЦОДов

Волатильность на рынке радиоэлектроники из-за наложенных санкций однозначно повлияет на рынок дата-центров – примерно так же, как было в начале пандемии, когда поставки задерживались из-за карантинных ограничений в Китае. Рынок чипов до сих пор не вернулся в норму, это привело к росту цен, в том числе на автомобили. Сейчас ситуация гораздо сложнее. С одной стороны, Китай восстанавливается и готов замещать западных поставщиков серверов и оборудования на нашем рынке, с другой – обширный санкционный список, в который попали не только государственные структуры, но и банки, владеющие провайдерами облаков и ЦОДов.

Можно с уверенностью прогнозировать, что 2022 г. пройдет под знаком дефицита серверного оборудования. Если с рабочими станциями бизнес решил вопрос в период ухода на «удаленку», то запаса серверных мощностей для удовлетворения растущих внутренних потребностей явно не хватит. Рост курса валют повлияет на цены, в том числе на облачном рынке. На цены повлияет и повышенный спрос: часть клиентов западных провайдеров будет вынуждена искать мощности в российских ЦОДах, поскольку купить сервер станет проблематично. Уход из страны части производителей может привести к тому, что их клиенты не смогут вернуть некачественные или неисправные изделия для ремонта, обмена или зачета при покупке нового. С нарушением этого процесса все дисковые подсистемы подорожают в несколько раз и не подешевеют до тех пор, пока их не заменят китайские производители.

В зрелых коммерческих ЦОДах загрузка стоек, по оценкам экспертов, превышает 80–85%, в новых загрузка меньше. Дата-центры активно строятся, а значит, может сложиться ситуация, когда новые площадки будут вводиться, а устанавливать туда будет нечего. Но стойко-места все равно будут выкупаться с прицелом на будущее. При этом многие игроки в кулуарных беседах подтверждают, что не только не будут останавливать текущие проекты, но и планируют новые. А в регионах в гонку готовы включиться и компании, ранее не замеченные на рынке коммерческих ЦОДов.

Волатильность рынка увеличит и инициатива ограничить долю зарубежного капитала в провайдерах коммерческих ЦОДов. Но и без этих инициатив под угрозой санкций и рисков недозагрузки зарубежные стейкхолдеры могут принять решение уйти с «токсичного» рынка. Ничего хорошего это рынку не принесет.

Другим эффектом санкций, правда не в краткосрочной перспективе, может стать ускоренный переход на распределенные edge-вычисления. Если не хватает централизованных вычислительных мощностей, то можно получить их в edge-ЦОДах. Если раньше тренд поддерживали прежде всего гиперскейлеры, то теперь этим займутся локальные разработчики. 

Еще один намечающийся тренд – это развитие мобильных edge-ЦОДов, которые найдут применение в первую очередь в горнодобывающей отрасли. Например, на новом месторождении где-то в Сибири требуется выполнять инженерные расчеты и обрабатывать информацию, собираемую с IoT-датчиков и систем видеонаблюдения. Тянуть наземные каналы связи – сложно и дорого, спутниковые – дорого, да и скорость передачи данных по ним низкая. Если месторождение крупное, то рентабельно создать для него частную LTE-сеть и наряду с сетевым оборудованием доставить несколько edge-стоек, разместив их, скажем, на специально подготовленном КАМАЗе, вместе с ДГУ. Такой edge-ЦОД может обрабатывать ключевую информацию на месте, а результаты вычислений, необходимые для принятия оперативных управленческих решений по доступным каналам связи передавать в головные стационарные ЦОДы. По окончании проекта мобильный ЦОД может быть перемещен в другую точку. Стационарный вариант мобильного ЦОДа, ужатый до одной стойки (или меньше), может быть размещен на базовой станции оператора связи в соответствии с концепцией Multi-access Edge Computing. Подобные решения разрабатываются как зарубежными вендорами, в том числе китайскими, так и нашими R&D-подразделениями госкорпораций.

Отчетность открывается, прозрачность повышается

В нынешнем году компания Softline осуществила наконец свои планы относительно IPO, которые вынашивала с середины «нулевых», но откладывала с каждым финансовым кризисом в РФ. Перед этим событием компания исчезла из публичных рейтингов лидирующих облачных провайдеров, где год от года занимала первые строчки. Все понимали, что перед IPO придется раскрывать структуру выручки, в том числе в облаках, привлекая внешний аудит для ее подтверждения, и в 2021 г. появился проспект с раскрытием данных для потенциальных инвесторов. 

Наряду с открытостью «Яндекса» в плане облачной выручки, относительной открытостью Сбера и публикацией инвестиционного меморандума Selectel это вывело российский облачный рынок на новый уровень – появилась уникальная возможность судить о структуре доходов ключевых игроков.

Например, в отношении Softline стало ясно, что продажи ключевого партнера – Microsoft – превышают $300 млн, а на облачные сервисы Microsoft Azure приходится более 50% всех продаж Softline в сегменте IaaS Cloud Resale (помимо Microsoft присутствуют AWS и GCP с 20 и 30% соответственно). Доля России в Cloud Resale оценивается примерно в 40% (компания присутствует в ряде стран Азии, Южной Америки и Европы и активно масштабирует свой бизнес, в том числе облачный). В то же время доля продаж собственного облака в общей облачной выручке всего около 18%. Компания активно растет в части облаков, но ненамного быстрее рынка, более 50% составляют перепродажи подписок на глобальные вендорские облачные сервисы, в том числе Microsoft 365 и Google Workspace. Партнерский IaaS занимает 22%, что тоже говорит о хорошем результате и продуктовой стратегии компании.

Однако фондовые рынки не оценили потенциал компании – курс акций вскоре после размещения по цене $7,5 стал сильно падать, и в первых числах февраля 2022 г. была анонсирована программа выкупа акций для мотивации ключевых сотрудников. Неплохой маневр, учитывая, что за время, прошедшее с размещения, компания смогла инвестировать в M&A нескольких компаний на локальных и глобальных рынках. А главное своевременный, до падения рынков.

Экосистемы не «взлетают»

Рынок SaaS в 2021 г. стабильно рос, пусть и не такими темпами, как IaaS и особенно PaaS, зато без эффекта «низкой базы». Ключевые игроки – «1С» со своей экосистемой бизнес-SaaS, отечественные коммуникационные компании, такие как Webinar и «Манго», а также зарубежные поставщики решений для коммуникаций и совместной работы – Microsoft, Google, Atlassian (в первую очередь в лице локальных дистрибьюторов, подобных Softline). Продукты Jira, Confluence и др. стали де-факто стандартом в корпорациях, увлеченных agile-методологиями, но ввиду санкций многим из них придется пересмотреть подход к организации процессов цифровой трансформации и выбору инструментов для совместной работы.

В целом же итог можно назвать неутешительным в том плане, что за более чем 10 лет развития нашего рынка никто не смог сформировать популярный комплект облачных приложений, который продавался бы в режиме самообслуживания, и не смог заставить клиентов обращаться к некой витрине и выбирать там более одного сервиса. При использовании облачных услуг, в отличие от близкого софта или оборудования, «корзина» клиентам не нужна. Слишком сложен для типичного русского корпоративного клиента процесс покупки подписки на облака. 

В экосистемах для физических лиц уже научились собирать предложения, поскольку цифровые потребности у людей примерно одинаковы: все любят смотреть кино, слушать музыку, разговаривать по мобильному телефону, использовать социальные сети и делиться фотографиями. Поэтому, если объединить эти сервисы в одной экосистеме, то сделать потенциально интересное и выгодное предложение несложно. 

Однако потребности бизнеса, особенно среднего и малого, сильно различаются. На первый взгляд, всем нужны бухгалтерия, коммуникации, почта, видеоконференции и вебинары, и все это можно собрать в пакеты. Но к сожалению, сделать это пока не получается. Общих бизнес-процессов немного даже в рамках одной отрасли, особенно среди СМБ, а экосистема пакетов начинает работать только на эффекте масштаба. Вот этого масштаба нам, к сожалению, сильно не хватает. Поэтому у классических ИТ-перепродавцов все сводится к торговле отдельными позициями, а наши банки и операторы идут в основном по самому простому пути – включая в тариф обслуживания бизнеса white label-сервис бесплатно.

Свято место пусто не бывает

События конца февраля 2022 г. резко отразятся и на SaaS-рынке. Многие сервисы заявили о своем уходе из России. Например, CRM-система для общепита Poster отключила 10 тыс. клиентов из России и Белоруссии (примерно 40% клиентской базы). Atlassian, почти полностью перешедшая на облачную модель, собралась свернуть бизнес в России и блокировать государственные аккаунты. Если первому сервису, полагаю, найти аналог несложно, поскольку есть ряд отечественных аналогов, таких как Quick Resto или FusionPos, то продукты Atlassian заменить сложнее. 

Ожидается, что еще ряд сервисов прекратит работу в России, а это значит, что возрастет спрос на их российские аналоги и продукты конкурентов. Даже на падающем в ряде сегментов рынке они смогут если не заработать в моменте, то увеличить рыночную долю, а в период становления – выйти в лидеры. Это правильная стратегия для тех, у кого есть ресурсы. Точно так же ряд игроков Уолл-стрит скупает обесценившиеся облигации российских компаний, а дальновидные российские игроки скупают/забирают клиентов, партнеров, а иногда и бизнесы уходящих компаний. Многим игрокам вернуться будет очень сложно. Приход – рубль, уход – пять, возврат – червонец.

Подписочная модель, особенно с ежемесячной оплатой, так продвигаемая западными вендорами, показала свою хрупкость в моменты экономической и геополитической нестабильности. Например, Adobe, которая в свое время смогла за счет подписочной модели победить пиратство (снизить его долю по своим продуктам в разы), сейчас однозначно потеряет позиции на нашем рынке. Либо ее продукты будут использовать без лицензий, либо перейдут с них на альтернативные системы, которые многие не хотели рассматривать в силу привычки.

Выручка российских SaaS-провайдеров, имеющих зарубежных клиентов на западных рынках, например, Bitrix24, вероятно, просядет в 2022 г. по причине протестных настроений, хотя из-за роста курса в рублях может не уменьшиться, а на российском рынке даже увеличиться за счет импортозамещения (продуктами компании пользуются даже региональные и федеральные министерства). Отечественные аналоги Zoom однозначно вырастут на фоне роста спроса на нашем рынке и отказа госорганов и бюджетной сферы от зарубежных сервисов. Вместе с тем компании, создающие здесь сервисы для совместной работы, почты, облачных дисков, получат приток абонентов с западных аналогов. И дело не только в закрытии бесплатных аккаунтов Google Workspace, и даже не в возможных блокировках, а в том, что курсовая разница подталкивает к оптимизации расходов. Среди тех, кто пользуется помесячной подпиской, процесс миграции может начаться уже сейчас. Тот, кто оплатил сервис сразу на год, может подождать и посмотреть: не стабилизируется ли рынок, не поднимут ли цены наши игроки. В свете этого закрытие «МегаФоном» своего «МегаДиска» выглядит опрометчивым, хотя освободившиеся СХД можно будет использовать для внутренних нужд или расширения облачной инфраструктуры для бизнеса. Конечно, VK и «Яндекс» будут рады подставить плечо и предоставить свою инфраструктуру и для почты, и для дисков, как частным пользователям, так и бизнесу, мигрирующему с зарубежных сервисов. 

А пока, по итогам I квартала нынешнего года, рекордные прибыли получат инфраструктурные сервисы – IaaS, bare metal, сервисы хранения, включая объектное, а также сетевые – Anti-DDoS, WAF (Web Application Firewall) и VPN (здесь в основном в выигрыше окажутся зарубежные сервисы, но пользуются спросом и те, у которых есть российские IP-адреса).

Антон Салов, независимый эксперт, RCCPA
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!