Rambler's Top100
Статьи ИКС № 4 2021
Игорь Геннадиевич БАКЛАНОВ  29 октября 2021

Апология инженерии

Голос инженеров, такой негромкий, заглушаемый речевками и заклинаниями финансистов, экономистов и маркетологов всех мастей, звучит все слабее. Но престиж (или его отсутствие) инженерного сообщества – показатель индустриализации/ деиндустриализации страны.

Я – инженер, на сотню рублей
И больше я не получу…

Борис Гребенщиков

Инженерное сословие уходит из сферы телекоммуникаций и ИТ. Так было уже неоднократно с разными отраслями техники. В начале ХХ века инженер-электрик вне зависимости от происхождения был в провинции членом дворянского собрания. А уже в середине ХХ века он превратился в малоуважаемую личность в ЖЭКе, иногда спивающуюся, «а-ля Афоня». Но до того был проект ГОЭЛРО, было строительство ДнепроГЭСа, создание, а после войны полная реконструкция единой энергосистемы страны. В результате все было отлажено, и инженеры сменились техниками на местах. Однако в энергетике были и остаются еще инженеры «от Бога», отвечающие за турбины электростанций, АЭС и пр.

Упадок и разрушение инженерного мировоззрения

Но как объяснить, что во время реализации проекта «Цифрового ГОЭЛРО» (цифровой экономики), когда технология связи и ИТ на подъеме, а отрасль уже три десятилетия находится в состоянии научно-технической революции, когда вся экономика переводится на новые рельсы и на этой основе строится новый экономический уклад, во время всех этих технических преобразований инженеры практически исчезают из нашей отрасли? Их мнение не учитывается, их голос не звучит…

Еще хуже, что системно уничтожается инженерное мировоззрение. А ведь это важная часть всей социальной системы нашего народа, часть нашего культурного кода, залог стратегического развития страны. Что такое мировоззрение инженера? Это картина мира в расчетных и измеримых категориях. Инженер советского периода – это человек с логарифмической линейкой в кармане. Потому что необходимость расчетов для любой сферы деятельности не подвергалась сомнению. Более того, инженеры любили рассчитывать, выдвигать гипотезы и проверять их в ходе экспериментов. Параметры в описаниях должны быть измеримы и измерения эти проверяемы. Картина мира для инженера – это совокупность рассчитываемых и проверяемых/измеримых параметров. А цель деятельности – поиск правил расчета и проверки/эксперимента. В начале ХХ века инженера нельзя было рассматривать как человека, обслуживающего механизмы. Мир перестал быть механистичным уже в эпоху пара. Знание термодинамики и электродинамики стало необходимым. Но от прошлого механического мира осталась вера в строгость правил и однозначность проверки. Логарифмические линейки сменились более удобными калькуляторами: сначала программируемыми, потом портативными. Им на смену пришли компьютеры, с помощью которых сейчас можно решать любые инженерные задачи. Но бума инженерной мысли не возникло. Престиж инженера падает, а мировоззрение разрушается.

Современные научно-технические конференции вполне можно назвать финансово-маркетинговыми. Богатые спонсоры в режиме сугубо вещательной презентации рассказывают об эффективности, окупаемости, монетизации и новых веяниях на Западе и Востоке. В их докладах нет показателей, да этого уже и не ждет аудитория, ей количественные и измеримые категории скучны и непонятны. Квинтэссенцией такого шоу была демонстрация, на которой серьезный с виду докладчик аргументировал свою правоту фразой: «Как видите, компьютер показал…». Знание распадается: расчетные модели отдельно, эксперименты отдельно, развитие и внедрение технологий отдельно. Эти части единого некогда целого теперь оказываются несвязанными, разделенными и обесцененными. Модели не проверяются экспериментально. Результаты моделирования никак не влияют на настройку сетей. Внедрение в практику притаилось где-то в глубине диссертаций, которые перестали быть носителями новых научных подходов. Сердце инженерии бьется нечетко, пульс нитевидный…

От инженерии к магии

На смену инженерному мировоззрению приходит более древнее, мифологическое и магическое. Известная шутка гласит, что, если плохо изучать физику в школе, мир будет наполнен чудесами и магией. Наши научно-технические конференции сегодня заполнены как раз ими в сочетании с призывами маркетингового толка и рассказами о заморских странах, приправленных многозначным местоимением «мы». Когда русский парень, представитель американской компании, рассказывая о проекте в Испании, говорит: «В результате мы получили большой экономический эффект», он торгует самым сладким маркетинговым наркотиком – сопричастностью. Американцы сделали что-то в Испании и что-то получили. Проверить это нельзя, понять что-либо тоже сложно: в разных странах разные правила игры, разные правила коррупции (извините, лоббирования проектов), разные менталитет и ожидания, разные стратегии развития общества, в конце концов. Но многозначное «мы» позволяет соединить и нас, в России, с великими достижениями мировой технологии. Тем более это «мы» говорит симпатичный соотечественник с поставленной речью. Инженерная составляющая подобных докладов ниже нуля, поскольку они отравляют, оболванивают и убаюкивают аудиторию одновременно, а таких докладов – большинство. 

Капитализм, рынок и конкуренция добавляют разобщенности. Попробуйте с трибуны заявить о своей инженерной ошибке, пусть и под соусом: «Коллеги, не попадайтесь на удочку, не работает эта штука!». Сразу скажут: «Эта компания/коллектив/группа явно непрофессионалы», раскритикуют, опровергнут. Да и пиарщики такие доклады не пропустят, ведь подобные слова бросают тень на серьезную нашу компанию. Потому что серьезные компании не ошибаются. Коммерсанты произнесут свое заклинание: «Не высовывайтесь. Деньги любят тишину…». Результат налицо – вот уже несколько лет на конференциях, в статьях нет никаких критических инженерных докладов и статей. У каждого инженера, как и у врача, должно быть свое кладбище – инженерные ошибки, неверные расчеты, отброшенные гипотезы. Но это поймет только инженер, коммерсант и маркетолог не поймут. 

Остались блог-посты в HeadHunter от энтузиастов, отдельные робкие голоса последних инженеров. Энтузиасты разделены – нет мест встречи, где можно поговорить. Такие площадки перестали существовать и на форумах, и на конференциях, и в вузах. Это в советское время любая конференция, семинар превращались в дискуссию, и нужно было использовать инженерную аргументацию. 

С измеримостью показателей систем связи еще хуже. Не прошло и 30 лет развития пакетных сетей связи, как такие понятия как «пакет», «пропускная способность канала», «задержка пакета» были легализованы постановлением правительства № 1847 в ноябре 2020 г. Это первые робкие шаги по пути наведения порядка в системах связи. До этого метрология пакетных сетей отсутствовала, отрасли с «регулирующей рукой рынка» она не требовалась. Святой для каждого инженера тезис Д.И. Менделеева «Наука начинается там, где начинаются измерения» был просто забыт. Образовавшийся вакуум заполнили суррогаты, которые на метрологических конференциях называли «фуфлометрами» и «попингуями». Но инженеров нового поколения это вполне устраивало и устраивает до сих пор. Картина мира нового поколения уже не в измеримых категориях, а в догматических рекомендациях зарубежных коллег. Из инженеров они превращаются в техников по обслуживанию заморских технологий.

* * *

Инженер формируется тогда, когда решает инженерные задачи. Сам или в группе профессионалов. Только так он может расти. Если инженерных задач нет, инженерное сословие вырождается. В свое время отсутствие в нашей стране масштабных проектов привело к исчезновению главных конструкторов. Отсутствие проектов приводит к вымиранию института просто конструкторов. Следующим плацдармом нашего отступления в сторону банановой республики будет инженерия. Отсутствие инженерных задач может привести к девальвации инженеров как профессионального сообщества. Это и будет завершающим аккордом деиндустриализации нашей страны.

Можно уповать на то, что инженеры самоорганизуются и объединятся, восстановят принципы информационного и профессионального обмена, этический и профессиональный кодексы русской инженерной школы. Можно надеяться, что где-то в недрах останется «старая гвардия инженерии», которая помнит еще славные традиции и сможет передать опыт молодым. Но пока такого движения не видно… И это страшно.

Игорь Бакланов, генеральный директор, «ПламСпейс» (фонд «Сколково»)
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!