Rambler's Top100
 
Статьи ИКС № 07-08 2017
Александр ГЕРАСИМОВ  05 сентября 2017

Сети программно определяемых ЦОДов в России: поезд уходит

В мире наблюдается настоящий бум строительства глобальных сетей программно определяемых ЦОДов. В нашей стране развитие инфраструктуры дата-центров и сетей связи начинает серьезно отставать от мирового уровня. Если не принять энергичных мер по исправлению ситуации, отставание может стать критичным.

Что происходит в мире?

В мире происходит то, что аналитики из агентства TeleGeography, исследующего глобальный рынок магистральных каналов связи, назвали «Wow» (рис. 1), что в данном случае можно перевести как «Мама дорогая!». Резкий скачок высоты желтых столбцов на диаграмме, которые показывают сетевую емкость «частных» сетей, – это и есть динамика развития сетей программно определяемых дата-центров, развертываемых с использованием технологий SDN и NFV крупнейшими провайдерами облачных и ОТТ-сервисов, такими как Google, Amazon, Microsoft, Apple, Facebook и др.

На рис. 1 приведены данные за 2014 г., когда аналитики TeleGeography впервые обратили внимание на этот процесс и очень удивились своему открытию. А уже в 2015 г. глобальная SDN&NFV-сеть Google B4 стала крупнейшей в мире по емкости и объему трафика – как за счет емкости используемых каналов связи, так и за счет беспрецедентно высокой их загрузки (утилизации), превышающей 90% (против 10–30% у операторов связи, которые используют технологии предыдущих поколений).

 Более того, с 2015 г. темпы прироста емкости сильно выросли. На рис. 2 зеленым показаны построенные и строящиеся корпорацией Google межконтинентальные линии связи, необходимые для увеличения пропускной способности и связности глобальной сети программно определяемых дата-центров B4. Пропускная способность только одной из показанных на схеме линий – Pacific Light Cable Network (PLCN) протяженностью 12 800 км, которую планируется ввести в строй в 2018 г., составит 120 Тбит/c.

Таким образом, основными «строителями» сетей SDN&NFV в настоящее время выступают глобальные облачные провайдеры, в первую очередь – Goog­le, ставшая пионером в использовании этих технологий именно на глобальных сетях связи.

Результат внедрения SDN&NFV и создания сетей программно определяемых дата-центров для облачных провайдеров состоит в достижении универсальности, т.е. возможности запускать на такой инфраструктуре любые цифровые сервисы. За счет столь высокого уровня утилизации ресурсов в сочетании с беспрецедентной массовостью продуктов такая инфраструктура дает уникально низкую себестоимость в расчете на абонента даже для сложных по функциональным возможностям  сервисов, что и обеспечивает их массовость. То есть у провайдеров появляется возможность запускать сервисы, базирующиеся на перспективных, но «сырых» технологиях, и быстро доводить их до стадии зрелости благодаря наличию массовой обратной связи и облачной модели предоставления, когда все основные изменения можно осуществлять на стороне провайдера сервиса на программном уровне. В итоге сейчас, по данным PWC, правильно спозиционированный цифровой продукт может набрать абонентскую базу в 50 млн пользователей всего за 35 дней.

Здесь важно подчеркнуть, что совершенно фантастический уровень утилизации (загрузки) магистральных каналов в 90% достигается за счет того, что сети программно определяемых ЦОДов, используемые для предоставления облачных сервисов, не являются сетями связи в привычном понимании. Они не передают данные в неизменном виде («расфасованные» в IP-пакеты) от одного абонента к другому. Уже в устройстве абонента приложение, даже простой мессенджер, трансформирует данные в служебную информацию. А между дата-центрами провайдера сервиса вообще передается только служебный, полностью управляемый провайдером трафик в виде мигрирующих виртуальных машин, резервных копий баз данных и т.д. В этом принципиальное отличие сетей программно определяемых ЦОДов, которые можно считать глобальными сетями связи нового поколения, от существующих сейчас «традиционных» IP- и тем более от телефонных сетей.

Зачем это нужно?

Основной драйвер развития глобальных сетей программно определяемых ЦОДов – бурный рост мирового потребления бизнес-критичных облачных сервисов с высокими показателями SLA по доступности и безопасности. Так, консенсусная оценка глобального рынка корпоративных облачных сервисов в 2016 г. лежит в диапазоне $100–115 млрд без учета сегмента облачной рекламы и превышает $200 млрд с учетом таковой. При этом ежегодный темп роста рынка составляет 18–21%. Таким образом, рынок корпоративных облачных сервисов является единственным сегментом глобального рынка ИКТ, демонстрирующим абсолютный прирост объема в денежном выражении – более $20 млрд ежегодно, что делает его чрезвычайно привлекательным для новых агрессивных игроков и инвесторов. Нужно отметить, что наиболее крупные сегменты рынка корпоративных OTT/облачных сервисов – это сегменты облачной рекламы и бизнес-процессов как сервиса. Фактически это облачный аутсорсинг бизнес-процессов, требующий обеспечения высокого уровня доступности и других параметров SLA сервиса, чтобы успешно конкурировать с привычной on-premise-моделью развертывания бизнес-критичных приложений.

Важная цифра, иллюстрирующая массовость использования бизнес-критичных облачных сервисов. В авангарде описываемого процесса «клаудизации» находится малый бизнес. По данным статистики, в США количество малых предприятий (юрлиц), осуществляющих цифровую и/или омниканальную (комбинированную – офлайн- и онлайн-) торговлю превышает 28 млн, что в 15 раз больше количества всех юрлиц в России. В распоряжении этих предприятий – как облачные средства автоматизации отдельных видов бизнес-процессов, так и комплексные облачные платформы для электронной и омниканальной торговли, которые имеют миллионы предприятий-пользователей по всему миру и предлагают широкую функциональность, практически полностью закрывающую потребности в средствах автоматизации любого предприятия сферы торговли и услуг. Такие платформы формируют вокруг себя быстрорастущие экосистемы разработчиков, обогащающих своими специализированными разработками и без того широкую базовую функциональность облачных торговых платформ. Облачные SaaS-плат­фор­мы для электронной и омниканальной торговли даже в базовых тарифных планах предлагают высокий уровень информационной безопасности (Level 1 по PCI DSS 3.1), обеспечивают защиту от DDOS-атак, а доступность своих сервисов гарантируют на уровне 99,99% при безлимитной пропускной способности и наличии технической поддержки, работающей в режиме 24 x 7. То есть фактически они предлагают уровень обслуживания, который превосходит по своим характеристикам то, что может предложить лучшая внутренняя ИТ-служба крупной корпорации, использующая on-premise-мо­дель развертывания приложений. Причем этот уровень обслуживания стоит несопоставимо меньше, чем в случае с on-premise-моделью.

А что в России?

В России все плохо – как с объемом потребления корпоративных облачных сервисов, так и с их качеством. И как следствие, плохо и с развитием сетей программно определяемых дата-центров.

Так, несмотря на бурное развитие облачных сервисов в мире, где в 2016 г. объем потребления IaaS (вычислительная инфраструктура как сервис), SaaS (программное обеспечение как сервис), BPaaS (облачный аутсорсинг бизнес-процессов) и облачной рекламы достиг, по данным Gartner, $200 млрд (~1,2 трлн руб.), в России соответствующий показатель составил около 14 млрд руб. Это чуть более 0,1% от глобального потребления облачных сервисов и в 15 раз меньше доли России в глобальной экономике. Среднее проникновение облачных сервисов автоматизации бизнес-процессов в нашей стране крайне низкое – около 1% от количества действующих юридических лиц. Более того, для российского рынка характерна высокая доля IaaS (61% в России и менее 30% в мире) и, соответственно, низкая доля SaaS (39% в России и более 70% в мире) в структуре потребления облачных сервисов.

Фактические уровни SLA, предлагаемые провайдерами SaaS в России, не идут ни в какое сравнение с упомянутыми выше 99,99% доступности бизнес-критичного сервиса. Причина очевидна: в рамках преобладающей у нас парадигмы изолированных дата-центров задача массового обеспечения высокой доступности сервиса и других критичных параметров SLA решения не имеет. Яркий тому пример – не столь давний сбой сервиса «Яндекс.Такси», вызванный, по сообщениям самой компании, невозможностью динамически перераспределить нагрузку между дата-центрами. Вот цитаты из официальных сообщений «Яндекса»: «Вечером 18 июня в работе одного из дата-центров компании начались перебои, из-за чего было решено перевести обслуживание сервиса на другие дата-центры “Яндекса”», однако утром 19 июня «из-за плохой погоды и высокого спроса в Москве наши сервера оказались перегружены. В итоге ключевые элементы системы не выдержали нагрузки и вышли из строя, и нам в течение некоторого времени не удавалось восстановить их работу». И это при том, что дата-центры «Яндекса», пожалуй, дальше всех в нашей стране продвинулись в реализации парадигмы программной определяемости. Напомню, что возможность автоматически балансировать нагрузку между дата-центрами путем миграции виртуальных машин, даже очень больших – это основная задача, решаемая территориально распределенной системой программно определяемых дата-центров. Но такая система требует наличия магистральных SDN&NFV-сетей, отсутствующих в России, а не только реализации технологий программной определяемости внутри отдельных ЦОДов.

Низкий уровень проникновения корпоративных облачных сервисов – это одна сторона проблемы отсутствия сетей программно определяемых ЦОДов в России. Другая сторона проблемы состоит в том, что падение доходов операторов сетей связи от традиционных голосовых сервисов, составляющих более 60% выручки от конечного потребления услуг связи в нашей стране, с 2016 г. уже не компенсируется ростом выручки от услуг передачи данных, и строительство «традиционной» сетевой инфраструктуры становится фактически нерентабельным. При этом объем передаваемых по сетям связи данных ежегодно увеличивается на 30–40%.

Очевидно, что если в России не произойдет конвергенции инфраструктуры ЦОДов и телекоммуникационной инфраструктуры в единую инфраструктуру сетей программно определяемых ЦОДов с монетизацией этой инфраструктуры за счет обширной номенклатуры облачных сервисов, то перспектива деградации отечественной, еще недавно вполне передовой, телекоммуникационной и ИТ-инфра­струк­туры станет реальной. И это на фоне наполеоновских планов «цифровизации» российской экономики.

Ну и напоследок немного меда в бочку дегтя: в конце 2016 г. в России наконец стартовал первый пилотный проект развертывания регионального фрагмента сети SDN&NFV. Дай бог, не последний.  

Поделиться:
Заметили неточность или опечатку в тексте? Выделите её мышкой и нажмите: Ctrl + Enter. Спасибо!